Российские императоры и кавказские горцы PDF Печать E-mail
05.03.2014 23:20

Российские императоры с членами своих семей регулярно посещали Кавказ. Эти путешествия царствующих особ крайне скудно освещены в исторической литературе, хотя архивных источников сохранилось довольно много. Еще меньше историки пишут о пребывании в качестве делегатов на торжественных приемах в столице Российской империи представителей коренных жителей Кавказа. О непосредственных встречах российских императоров с чеченцами сведений в исторической литературе практически нет, никогда эта тема не являлась предметом специального исследования учёных. Сохранились лишь отдельные архивные документы, свидетельствующие о довольно ярких, запоминающихся встречах императоров с чеченцами в разные годы, во время и после завершения Кавказской войны, как на военной периферии, так и в столице империи, на личных приемах у императора.

Николай Павлович стал первым российским императором, посетившим Кавказ. Изучив обстановку на Кавказе осенью 1837 года он остался весьма недоволен тем, как управлялся Кавказ, на присоединение которого было затрачено столько сил и средств. После торжественной встречи в Тифлисе в октябре 1837 года император произнёс ответную речь, в которой, в частности, сказал: "Нельзя не дивиться, как чувства народной преданности к лицу монарха не изгладились от того скверного управления, которое, сознаюсь, к моему стыду, так долго тяготеет над этим краем…".

Побывал Николай I и в «мирной» Чечне. Чеченцы решили, воспользовавшись этим, подать царю жалобу о при¬чинах своего недовольства местным начальством. Вот что пишет генерал Кундухов: «В 1837 г. император Николай I, первый из русских царей, осчастливил приездом своим Кав¬каз . На другой день государь принимал депутатов с народными просьбами, говорил с ними очень благо¬склонно, исключая из этого злополучных чеченцев, которых упрекал в неверности ему и его русским законам. Чеченцы в свою очередь ответили: «Вашему Императорскому Величеству мы преданы не менее других горцев и уважаем законы не менее других, но, к несчастью нашему, ближайшее началь¬ство, затемняя истину и не соблюдая никаких законов и обычаев, управляет нами совершенно по своему произволу, отзываясь о нас с дурной сто¬роны...». Резкий, но очень справедливый ответ че¬ченцев не понравился государю, и, назвав его клеветой, он приказал им «выкинуть из головы вредные мысли». Свои подчиненным император указал держать чеченцев под сильным страхом» . Когда правительство Николая I в 1840 г. предъявило уль¬тиматум о разоружении мирных чеченцев, они ответили: «Чеченцев никто не разоружал – разоружали только их трупы» – и, восставши, присоединились к знаменитому имаму Шамилю, написав на своем знамени стих из Корана: «О избранники Бога, вы не знали ни страха, ни траура».

Александр II, старший сын Николая I, посетил Кавказ несколько раз - в 1850 году, когда был еще наследником престола, и в 1861, 1871 годах – уже, будучи императором . К приезду царя местные власти старались не ударить "в грязь лицом" и очень тщательно готовились. В высокогорной Чечне колесных дорог после завершения войны не было, но для проезда императора в 1870 году была проложена дорога на Ботлих (из Терской области в Дагестанскую область), что в значительной степени в дальнейшем улучшило экономическое положение местных жителей, так как повысило уровень торговых связей Чечни с Дагестаном и Грузией. Чеченцы стали называть эту дорогу "Царской" . "Царская" дорога спускалась с Керкетского перевала (6 993м.), на котором была установлена каменная пирамида в память посещения императором Александром II Кавказа, проехавшего здесь в 1871 году .

После завершения крестьянской реформы в 1871 году Александр II в сопровождении двух сыновей: наследника цесаревича Александра Александровича (в будущем - императора Александра III) и великого князя Владимира Александровича отправился на Кавказ, чтобы ознакомиться со сложившейся там обстановкой.

Монарх посещает Петровск (ныне - Махачкала), Темир-Хан-Шуру (ныне Буйнакск), последний оплот Шамиля - аул Гуниб. Царь объехал также Чеченскую равнину, был в столице Терской области - Владикавказе, а также посетил Поти, Кутаиси, Тифлис. Александр II путешествовал в сопровождении цесаревича, великой княгини и своего брата Михаила Николаевича – наместника на Кавказе . Александра II, как и его отца Николая I в свое время, сопровождал в путешествии большой конвой конных горцев из местных почетных фамилий. По примеру своего покойного отца, император тоже приехал на Кавказ не с пустыми руками.

По его личному распоряжению, на Санкт-Петербургском монетном дворе было изготовлено в два приема (1500 и 1800 штук) 3300 медалей. В качестве награды он вручал их сопровождавшим его чинам почетного конвоя, высоким местным чиновникам и представителям различных групп депутатов, посещавших его. Медали были изготовлены из серебра. Носили медаль "Кавказ – 1871" на груди, на ленте ордена святой Анны . Также в честь на Кавказ императора местная администрация подготовила списки чеченцев, которым были вручены медали "За усердие". В круг этих лиц входили как простые жители чеченских аулов, например, наград удостоились Дударка Хайдаев, Чангарой Улюхаев, так и военные из Терской постоянной милиции, а также служащие: словесные переводчики народного суда и письмоводители при наибах .

Во время поездки императора по Терской области ему подавались прошения от разных сословий, в том числе и от горцев. Для разбора жалоб была создана специальная комиссия, на каждое прошение давался обстоятельный ответ. В некоторых случаях император лично накладывал свою резолюцию. В 1871 году горцами, состоящими в ведомстве военно-народного управления Дагестанской области на высочайшее имя было подано прошение. Жители приграничного района Дагестанской области хотели оставить исключительно в их пользовании Андийские высоты, которыми пользовались в то время ичкеринцы (чеченцы). Спор об этих горах возник еще в 1861 году, журнальным постановлением Особой комиссии, утвержденной в 1868 году императорским высочеством эти горы были признаны казенными. Главнокомандующий Кавказской армией на прошении вывел свою резолюцию: "Полагал бы отказать" и чеченцы продолжили пользоваться спорной территорией.

Приезд императора на Кавказ служил поводом для местных жителей не только обращаться с просьбами, но и легализовать свои традиционные институты народного самоуправления. После крушения имамата делались попытки оживить старые народные обычаи вайнахов. Вновь был поднят авторитет старейшин, шейхов, мулл и алимов. Мехк-кхел, или диван, как его стали называть вайнахи в период войны, собирался подпольно. Только в 1879 году он собрался открыто в Чаберлоевском обществе. Это заседание Мехккхела посвящалось приезду Александра II на Кавказ. Его приезд был использован как повод, чтобы легализовать традиционную вайнахскую общественную структуру .

В 1888 году Александр III, его супруга императрица Мария Федоровна и сыновья - наследник - цесаревич Николай Александрович (будущий император Николай II) и великий князь Георгий Александрович на поезде прибыли в Ростов-на-Дону, откуда царская семья направилась во Владикавказ. В столице Терской области император и наследник престола вышли из вагона, одетые в форму Терской сотни конвоя е.и.в. Вечером состоялся торжественный обед, на котором подавали, среди прочего, горские национальные блюда и напитки, в том числе знаменитое в то время осетинское бархатное черное пиво. Во время обеда играл войсковой оркестр. 19 сентября 1888 года был объявлен праздничным днем, в присутствии императора недалеко от военного лагеря, на окраине Владикавказа состоялся смотр войск в честь прибытия царской семьи.

На торжественном параде сборным полком горцев Терской области командовал генерал-майор Арцу Чермоев. В состав полка входили сотни: кабардинская, осетинская, ингушская, чеченская и кумыкская. Во главе чеченской сотни стоял князь А-С. Алхазов. 20 сентября 1888 года в 10 часов утра был устроен императорский прием «депутатам от горских племен». После этого на площади для депутатов был подан завтрак от Двора императорского величества . Воспользовавшись приездом императора многие жители обращались к нему с просьбами и чаще всего речь заходила о нехватке земли. Так жители чеченских селений Шали и Бердыкель - Сулейман Хаджи Назыров и Исхан Хаджи Ганаев от имени всего чеченского народа подали прошение, в котором жаловались на недостаток земли и указывали, что удобные места отчужденны в частную собственность генералам, офицерам, заняты в казну, а необходимый строительный материал и дрова им приходится покупать у частных владельцев или у казны .

Как и в приезд Александра II, Александр Ш наградил военнослужащих и гражданских лиц во время его путешествия в 1888 году по Кавказу. Но в этот раз награды получили старшины различных чеченских сел – в основном случае это были золотые и серебряные медали "За усердие" для ношения их на груди и на шее на лентах различного достоинства . Из Владикавказа поезд с семьей императора Александра III уехал в Екатеринодар и далее: Новороссийск, Новый Афон, Батум, Тифлис, Баку и Кутаис. Александра III не случайно решил посетить святую Афонскую землю. Император помнил о том, что его отец, Александр II всячески покровительствовал афонским монахам. В августе 1875 г. несколько монахов обители св. Пантелеимона, расположенной на горе Афон в Греции, прибыли в Абхазию чтобы выбрать место для нового монастыря. Предварительно афонские монахи - отец Иероним и отец Макарий обратились к своему защитнику и благодетелю графу Н. П. Игнатьеву, чтобы он попросил разрешить «русской братии Пантелеимонова монастыря поселиться на Кавказе и основать там новую обитель». Игнатьев не стал медлить. 8 февраля 1875 года он написал наместнику Кавказа великому князю Михаилу Николаевичу (брату императора) письмо следующего содержания: «Глубина православных убеждений, чистота и строгость жизни... нашей братии на Афоне служит, мне кажется, ручательством, что и на Кавказе иноки эти будут полезными и ревностными деятелями распространения православия и обрусения края» .

В 1874 г. афонские монахи уже обращались к Михаилу Николаевичу с прошением о предоставлении земли для устройства новой обители. В письме к наместнику Кавказа они просили «благоволить им даровать и указать удобное место из не¬обозримых кавказских пределов для постройки обители и прире¬зать к ней часть земли и леса для обеспечения обители на будущие времена». По ходатайству Н. П. Игнатьева это разрешение было получено, и в августе 1875 года монастырские уполномоченные во главе с деятельным помощником старцев Иеронима и Макария иеро¬монахом Арсением прибыли на Кавказ, в Новый Афон.

Александр II дал высочайшее согласие на основание монастыря и выделил под застройку монастырских помещений и хозяйственные нужды братии землю. В 1876 г. на пустынном берегу Черного моря началось возведение нижней части монастыря. 8 декабря 1879 года Александром II был утвержден «Устав Ново-афонского монастыря». Устав давал Ново-афонскому монастырю широкие права не только в миссионерской, но и в хозяйственной деятельности. За ним закреплялось 525 десятин лучшей пахотной земли . Вскоре трудолюбивые монахи построили на этом месте один из крупнейших на Кавказе духовных центров, Новоафонский монастырь. Центральное место обители занимал величественный собор святого великомученика Пантелеимона. Четыре придела храма были освящены в честь святых августейшей семьи императора Александра III, посетившей монастырь в 1888 году и участвовавшей при закладке камня строящегося собора. Приделы собора были следующие: святого Александра Невского (небесного покровителя Государя Александра III), святой Марии Магдалины (покровительницы Государыни Марии Федоровны), святого Николая Чудотворца (покровителя императора Николая II) и святого Георгия Победоносца (покровителя цесаревича Георгия Александровича).

На церемонию закладки монастырского собора в Новый Афон 24 сентября 1888 года приехал император Александр III с августейшим семейством - с супругой, императрицей Марией Федоровной, и сыном Николаем (будущим Николаем II). Императорская семья прибыла морем на пароходе «Москва» и провела в Новом Афоне всего один день. В честь этого события монахи построили на морском берегу часовню, установили у водопада мемориальную доску с надписью, а вдоль дороги, от монастыря до церкви Симона Кананита, по которой царь прошел пешком (т.н. «царская аллея»), высадили кипарисы. На церемонии освящения главного престола соборного храма в 1888 году присутствовал император Александр III с императрицей Марией Федоровной, в честь которых был отлит малый колокол. Император преподнес в дар монастырю музыкальные куранты, которые и сегодня украшают башню колокольни .

Николай II правил Россией с 1894 по 1917 год. Он стал последним императором Российской империи, побывавшем на Кавказе. Посещение императором Кавказского края совпало с годом первой революции. На этот раз царь принимал все кавказские делегации в Армавире. Для выбора достойных депутатов каждое чеченское село должно было выдвинуть своего соискателя. Затем из всех выбранных уважаемых представителей нужно было руководству Терской области отобрать 2-х чеченских депутатов с плоскости и 2-х – с горного участка. По решению Терской администрации в 1905 году в Армавир для преподнесения хлеба-соли императору были назначены следующие депутаты от горной и равнинной Чечни: старшина Дашнинского старшинства – Уци Арсанукаев; старшина Чубяхкенроевского старшинства – Генди Азиев; старшина села Бено-Юрт – Докал Дурдиев и житель села Урус-Мартан Ауторхан Алхазуров .

В декабре 1914 г. император решил посетить Кавказский фронт и целый месяц провел в поездке по югу Российской империи. Маршрут его путешествия пролегал через следующие населенные пункты: Смоленск, Тула, Орел, Курск, Харьков, Екатеринодар, Тифлис, Карс, Сарыкамыш, Меджингерт, Владикавказ, Новочеркасск, Воронеж, Тамбов, Рязань, Москва, Гарволин, Ново-Минск. Через Екатеринодар (24-го ноября), Дербент и Баладжары царский поезд проследовал в Тифлис. Здесь император прежде всего посетил древнейшие соборы: Сионский и Ванский (армяно-григорианский). Находясь на Кавказе, со своей стороны глава российского государства всячески подчеркивал личное уважение ко всем конфессиям, особое внимание он уделил приверженцам мусульманской религии.

В Тифлисе Николай II нашел возможность для общения с представителями высшего мусульманского духовенства, посетил шиитскую и суннитскую мечети, выслушал стоя на коленях молебны ни арабском языке . Во время поездки на Кавказский фронт в 1914 году Николай II при посещении Владикавказа принял депутатов от чеченцев, кумыков, ингушей и других народов Терской области. Император путешествовал на поезде и после Владикавказа прибыл в Грозный в 1 час 10 минут ночи, но пробыл здесь недолго и отравился далее уже в 1 час. 20 минут .

Одними из самых интересных страниц русско-чеченской истории являются эпизоды личных встреч императора с представителями чеченского народа. В декабре 1825 года полковника А.Н. Чеченского вызвали в Петербург присягнуть новому государю. Александр Николаевич Чеченский являлся уроженцем чеченского аула Алды, был приемным сыном Н.Н.Раевского. Он окончил Благородный пансион при Московском университете – служил на Кавказе, сражался на бородинском поле, участвовал в торжественном шествии государя и в параде победителей в Париже. После приглашения на присягу к императору Александр узнал, что среди арестованных декабристов немало его боевых друзей, поэтому он решил отказаться от присутствия на присяге, в знак солидарности со своими друзьями – декабристами. Однако, не желая навлечь монарший гнев на семью своего отчима Раевского, предстал перед царем. Император выговорил старому воину, герою России за то, что тот "не уведомил правительство в существовании тайных обществ, не желал присягнуть ему" .

Почти через сто лет другой дерзкий чеченец, Арцу Чермоев решил встретиться с императором. 27 июня 1915 года штабс-ротмистр А.Чермоев, находящийся в дивизии великого князя Михаила Александровича полка ходатайствовал о разрешении представить его императорскому величеству по следующему делу ... 15 октября 1860 года генерал-фельдмаршалом А.И. Барятинским была выдана прокламация чеченскому народу от имени е.и.в., в которой говорилось: "Право каждого из вас на принадлежащее ему имущество будет неприкосновенно. Русским Начальством будут утверждены за вами эти права актами". Так как прокламация была объявлена всенародно, но не значилась в числе опубликованных государственных актов, штабс-ротмистр Чермоев, как представитель древнейшей чеченской фамилии, у которого хранилась прокламация, предполагал «…всеподданнейше ходатайствовать о разрешении объявить Чеченскому народу и полку, что Его Величество читал прокламацию и повелел Председателю Совета Министров немедленно рассмотреть ее и доложить Его Величеству».

К своему ходатайству Арцу Чермоев приложил нотариально заверенную копию прокламации. Свои действия, направленные на восстановление законных прав Чеченского народа и закрепленных прокламацией Российского государства А.Чермоев объяснял тем, что эти права стали постоянно нарушаться и «…нет возможности их защитить законным путем». Об этом свидетельствовали приведенные им факты: "Ныне на землях чеченцев обнаружена нефть, почему появились нефтепромышленники, делающие изыскания и заявки на земли, исконно принадлежавшие Чечне, что взволновало весь народ» . А. Чермоев также докладывал, что 12 апреля 1913 года Его Императорским Высочеством был одобрен журнал Совета Министров о внесении в Госдуму законопроекта о поземельном устройстве Кавказского края, по которому предполагалось закрепить чеченские земли актами и планами на право полной собственности за населением Чечни. К сожалению, мы так и не знаем каков был ответ императора на самый злободневный чеченский вопрос, смело поднятый Арцу Чермоевым.

В августе месяце 1856 года должна была состояться коронация Александра I, в связи с чем он пожелал, чтобы "... при предстоящем обряде коронования находились в Москве, по примеру 1826 года, Депутаты Кавказского и Закавказского края." Император «…соизволил повелеть назначить депутатов по усмотрению начальства на местах» . Сначала кавказской администрацией были назначены следующие депутаты: князья и офицеры от ногайцев, кабардинцев, абазин, осетин и черкесов. Чеченцев среди них не было, видно, из-за "неблагонадежности" – хотя эта группа населения была одной из самых многочисленных на Кавказе.

Среди руководителей подготовки депутатов был граф Николай Иванович Евдокимов, который посчитал несправедливым отсутствие чеченских депутатов, но так как у чеченцев было много недоброжелателей после Кавказской войны, он решил пойти нестандартным путем и предложил чеченца в качестве переводчика при кавказских депутатах. Н.И.Евдокимов был из простых крестьян и поэтому намного лучше понимал чаяния народа, чем его коллеги. 20 июня 1856 года Командующий Левым флангом Кавказской линии генерал-майор Евдокимов подал рапорт временно командующему войсками Кавказской линии В. М. Козловскому, в котором рекомендовал назначить к отправляемым в Москву депутатам переводчиком капитана Арцу Чермоева. Евдокимов дал Чермоеву прекрасную характеристику, написал о том, что знает его лично, что Арцу Чермоев, кроме чеченского, знаком еще с кумыкским и осетинским языками, хорошо владеет русским языком. Немаловажной деталью, по мнению графа Евдокимова, было то, что Чермоев был "довольно представителен наружностью" – для присутствия на таком торжественном мероприятии, как коронация императора .

Число депутатов от горцев было ограничено, но, когда уже часть депутатов и Арцу Чермоев прибыли в Ставрополь, один из них, Султан-Сагат-Гирей скончался, в связи с чем было ходатайство от руководства назначить А.Чермоева депутатом вместо умершего, так как число депутатов при этом не увеличивалось, следовательно, не было дополнительных расходов на дорогу, ведь Арцу Чермоев уже прибыл в Ставрополь. Султан-Саган-Гирей являлся депутатом от черкесов. После смерти его земляки просили разрешить им выдвинуть другого депутата, но им было отказано, а А.Чермоев, по стечению обстоятельств и благодаря содействию Н.И.Евдокимова, стал чеченским депутатом. Переводчиком был назначен подпоручик К.Куденетов, хотя он, правда, и не знал чеченского языка.

Граф Евдокимов и дальше продолжал хлопотать о чеченском народе. На имя высочайшего начальства он подал рапорт, в котором писал: "Положение Чеченского племени как по преданности, так и по храбрости известно не только здешнему Начальству, но и Государю Императору и весьма вероятно, что его Величеству благоугодно будет при Священном короновании Своем вспомнить и о чеченцах. Я потом счел покорнейше просить, не благоугодно ли будет разрешить мне для выбора депутатов на Коронацию, назначить со стороны Чеченцев представителей из самых преданных нам и почетных эффендиев" . После рассмотрения данного рапорта Кавказским руководством было принято решение отправить в качестве депутатов в Москву от жителей Большой Чечни: наиба Большой Чечни капитана Давлетгирей Зармаева и главного кадия Чеченского народа поручика Али-Мурзу Хаса-Марзаева.

От жителей Малой Чечни решено было делегировать старшину Аджи Гишкова. В силу того, что у этих депутатов не было прислуги, им было разрешено в качестве помощников взять с собой в Москву своих родственников, каждому по одному: Д.Зармаеву – юнкера Вагапа Курумова; А-М.Хаса-Мурзаеву – юнкера Сатау Эльджуркаева; Арцу Чермоеву – юнкера Бехо Чермоева; Аджи Гишкову – Умара Гишкова (он был возвращен по болезни) . Все сопровождавшие лица имели к этому времени знаки отличия и медали. Таким образом, из всех кавказских представителей на коронации чеченская делегация, благодаря стараниям графа Евдокимова, была одной из самых многочисленных – насчитывала 7 человек, хотя первоначально чеченцы в списках вовсе не значились. Более того, условия транспортировки чеченских депутатов в Москву были более комфортные, чем у других представителей. 13 июля 1856 года чеченцы были отправлены из Грозного в Ставрополь.

Кавказская администрация посчитала возможным: "... для спокойного следования в пути этих депутатов и в особенности Д. Зармаева, обремененного старостью и ранами, приобрести тарантас ценою 250 руб. серебром". По тем временам это были большие деньги, но, видно, руководство решило подстраховаться после смерти одного из черкесских депутатов по пути в Москву. Кроме того, чеченцам были выданы прогонные деньги и суточные по 3 рубля на каждого. Всего было потрачено на чеченских депутатов 317 рублей 38 1/2 копейки серебром. Депутаты отбыли из Грозной на двух тройках, чем превысили расход выданных денег, но зато начали путь "с шиком".

Депутаты прибыли в Москву в начале августа 1856 года и присутствовали на коронации императора Александра I. В честь высочайшей церемонии всем кавказским депутатам были выданы золотые коронационные медали, а серебряные предназначались для переводчиков. Основной части делегатов награды были вручены в Москве, а А.-М. Хаси-Мурзаев и Д.Зармаев получили свои медали на Кавказе, так как они раньше остальных депутатов выехали на родину и не успели получить награды на коронации . 17 и 18 января 1895 года в Зимнем Дворце был назначен прием многочисленных делегаций, прибывших со всех концов России для выражения Их Величествам верноподданнейших чувств и принесения поздравлений с бракосочетанием, состоявшимся 14 ноября 1894 года. Представители Кавказа выехали в столицу империи 8 января 1895 года, а 18 января их поздравления принял лично император. Депутаты от Терской области: ингуши, кабардинцы; чеченцы, кумыки в Зимнем Дворце преподнесли царской чете подарки и выразили свои самые наилучшие пожелания . В 1906 году в Санкт-Петербург, для представления Его императорскому Величеству прибыла делегация от Кавказской конной бригады. Император принял депутатов 23 марта 1906 года в 14.00 в Царском селе. В составе депутатов был раненый есаул – князь Бекович-Черкасский, поручик Басиев, войсковой старшина Нальгиев .

В 1909 году, 5 декабря в Канне (Франция), на 78 году жизни скончался Михаил Николаевич, бывший Наместник на Кавказе. Вследствие ходатайства Главнокомандующего войсками Кавказского военного округа, последовало Высочайшее разрешение на командирование в Петербург, кроме депутатов от частей войск, шефом которых состоял Его Императорское Высочество Михаил Николаевич – общей делегации от всех войск названного округа для возложения венка на гроб своего бывшего Главнокомандующего .

От Терской области на похоронах присутствовали: кабардинец, коллежский советник – Кудашев; ингуш, поручик – Албогачиев; чеченец – А.Чермоев и житель Хасав-Юртовского Округа – Капланов . 28 декабря, в 14.00 часов 30 минут в Большом Царкосельском Дворце, в Белой столовой император принял депутатов Терской области . Кавказские депутаты выразили императору свои искренние соболезнования, в связи с кончиной его брата, Михаила Николаевича, подчиненными которого они являлись . Его Величество обходил представлявшихся, «удостаивая их милостивым вниманием» . В 1913 году состоялись торжества в честь 300-летия Дома Романовых. В связи с этим грандиозным событием чеченцы ходатайствовали разрешить им преподнести наследнику Цесаревича национальный костюм, старинное – золотой чеканки вооружение и серебряную статуэтку чеченской арбы. Для вручения подарков в Петербург были направлены депутаты от Чеченского народа: кадий Веденского и Грозненского округов Абас Аутахаджиев, кадий Грозненского горского суда Хасан Есиев и энгеноевец Касум Хаджи Ильясов .

Подведем некоторые итоги. В 1837 году состоялась первая встреча российского императора с горцами на Кавказе и казалось что такие встречи будут проходить вечно, что коренные жители Кавказа теперь навсегда будут неразрывно связаны с Российской империей, станут ее сынами. Но жизнь оказалась намного сложнее, чем предполагали люди, революционные события навсегда изменили эволюционный исторический ход событий. Последний российский император Николай II после 1914 года уже никогда не вступит на кавказскую землю и будет расстрелян большевиками в 1918 году.

Для многих жителей Кавказа это известие отозвалось болью в сердцах. Во время путешествий по Кавказу императоры близко общались с самыми разными людьми, часто решали их насущные проблемы, одаривали горцев наградами и землями. Для жителей Кавказа это уже были не те «белые цари», что правят где-то далеко на севере, а близкие и понятные люди, наделенные неограниченной властью и способные мгновенно решить самые трудные задачи, которые не разрешались веками. Как говорит абхазская мудрость: «Кто зло делает - для себя, кто добро делает - тоже для себя».Гостеприимные встречи на Кавказе людей разных национальностей и вероисповеданий с российскими императорами навсегда останутся теперь в анналах истории и будут служить наглядным примером взаимоотношений высшей власти и общества в пределах огромной, многонациональной страны.

 

Литература и источники

 

  1.   Из путешествия по Кавказу // Кавказ. Париж. 1936.  №1 (25). С.3.
  2.   Прозрителев Г.Н. Александр II в Ставрополе на Кавказе. Ставрополь 1911. С. 3.
  3.   Маргграф О. Чеченские селения. // Терские ведомости. Владикавказ. 21 ноября 1881. С. 3.
  4.   Экскурсия в нагорную Чечню и западный Дагестан летом 1901 года // Известия Кавказского отдела   
       Императорского Русского географического общества. Т. ХУ.  № 4. 1902. С. 222.
  5.   Кавказский военно-исторический музей. Краткий путеводитель по Кавказскому военно-
      историческому музею. Тифлис. 1909. С. 70.
  6.   Чепурнов Н.И. Наградные медали Государства Российского. М. 2002. С. 345.
  7.   РГВИА. Ф. 970. Оп.2 Д.1925. Л. 48
  8.   Хашаев Х.-М.О. Феодальные отношения в Дагестане. XIX – нач. XX вв. Архивные материалы.
       М.1969. С. 278.
  9.  Саидов И.М. Некоторые особенности общественного быта // Очерки истории ЧИАССР. Т.1.
       Грозный. 1967. С. 157.
  10. ГА РФ. Ф. 677. Оп.1. Д.84. Л. 37.
  11. Хасбулатов А.И. Чечено-Ингушетия накануне первой русской буржуазно-демократической   революции.        Грозный. 1963. С. 19.
  12. РГВИА. Ф. 970. Оп.3. Д. 195. Л. 10.
  13. Канадаев И. Н. Очерки Закавказской жизни. Т. 1. Москва. 1902. С. 218.
  14. Пачулиа В. П. Новый Афон. Путеводитель. Тбилиси. 1964. С. 9. 
  15.  Абхазия. Новый путеводитель/ Авто-составитель Д.М. Дасания. Сухум. 2010. С. 133.
  16. ЦГА РСО-А. Ф. 22. Оп.52 Д.784. Л. 22.
  17. Его Императорское Величество Государь Император Николай Александрович в действующей армии. Ноябрь — декабрь 1914 года // Нива. № 27. 1915. С. 21.
  18.  РГВИА. Ф 970. Оп.3.  Д.1939. Л.9.
  19.   Вахидова М. Чеченский сын Раевского // Наука и религия. № 9. М. Сентябрь 2002. С. 13.
  20.   РГВИА. Ф. 970. Оп.3 Д.1965. Л. 343.
  21.   РГВИА. Ф 14 257. Оп.3. Д.389. Л.1.
  22.   РГВИА. Ф. 14 257. Оп.3. Д.389. Л. 32-34.
  23.   РГВИА. Ф. 14 257. Оп.3. Д.389. Л.36.
  24.   РГВИА. Ф. 14 257. Оп.3. Д.389. Л. 298.
  25.   РГВИА. Ф. 14 257. Оп.3. Д.389. Л. 281.
  26.   Придворные известия // Правительственный вестник. № 14. СПб. 18 января 1895. С.1.
  27.   ГА РФ. Ф.677. Оп.1. Д. 84. Л.1.
  28.   РГВИА. Ф. 970. Оп.3. Д.1443. Л.32.
  29.   Придворные известия// Правительственный вестник. № 279. СПб. 30 декабря 1909. Л.1.
  30.   РГИА. Ф. 516. Оп.2.  Д. 252. Л.107.
  31.   Телеграммы // Кавказ № 296. Тифлис. 30 декабря 1909. С.2.
  32.   Официальные известия // СПб ведомости. № 290. СПб. 29 декабря 1909. С.2.
  33.   ЦГА РСО-А. Ф. 11. Оп.52. Д.1339. Л.68.

 

Зарема Ибрагимова, к.и.н., н.с., ученый секретарь
Института востоковедения Российской академии наук

 

 

Похожие материалы

Центр Православной Молодежи КБР «Мир всем»

Центр Православной Молодежи КБР «Мир всем»



Православные казаки Кабардино-Балкарии


Православные казаки Кабардино-Балкарии



Храм Архангела Михаила станицы Солдатской


Храм Архангела Михаила станицы Солдатской


Православные храмы Кабардино-Балкарии

Кто на сайте

Сейчас 213 гостей онлайн
Просмотры материалов : 3057878
Яндекс.Метрика




Map
HitMeter - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика