Ратная слава казачек Терека и Кубани PDF Печать E-mail
30.05.2014 22:57

Приближается знаменательная дата в истории казачества нашего региона – 11 июня по старому стилю (по новому стилю – 22 июня). Это так называемый «Бабий праздник» на Тереке и, особенно, в станице Наурской.

В этот день победоносно завершилась оборона этой станицы от многотысячного отряда Крымского калги (наместника) Шабаз-Гирей-султана и его союзников в 1774 году. То есть, мы находимся в преддверии 240-летия этого славного для терского казачества события. В начале июня 1774 г. Россия продолжала находиться в состоянии войны с Турцией, начавшейся в 1768 году. 8 июня стало известно, что большой турецко-крымский корпус движется через Большую Кабарду на Малку и Терек, привлекая на свою сторону кабардинских владетелей с их вооруженными отрядами. Лишь единицы правителей из Малой Кабарды с минимумом подвластных им людей остались союзниками российских военных сил. Задача перед вражеским корпусом стояла серьезная – уничтожить одновременно все русские селения на Тереке.

Небольшие разведочные партии проникали уже чуть ли не непосредственно под стены Моздока. Гарнизон стал активно готовиться к обороне. Весь Моздокский казачий полк под командою полковника (позже известного кавказского генерала) Ивана Даниловича Савельева был собран в более укрепленном Науре вместе с семьями и имуществом. Станица была ограждена валом с колючим терновником, рвом с рогатками, на валу располагалось четыре орудия, а в центре станичной территории был возведен усиленный редут.

Другие недавно созданные станицы были оставлены. Появившееся у моздокских валов скопище противника обстреляли из пушек. Большое количество всадников обошло Моздок и ударило по станицами. Нападавшие были сильно удивлены тем, что фактически никого не застали в домах. После их разорения и поджога турецко-крымско-горские войска ринулись на станицу Наурскую.

События развивались так стремительно, что разодетые по-праздничному в Духов день казаки еще не успели выйти из церкви, когда зарево от пожаров в соседних станицах охватило значительную часть небесного горизонта. Через час вся станица была обложена восьмитысячным войском. К этому времени большая часть защитников уже была на станичных укреплениях. Начался мощный приступ. Только находившиеся в стане врага некрасовские казаки уклонились от непосредственного участия в бое.

На валы на помощь своим мужьям и отцам кинулись и разряженные по случаю праздника в цветастые сарафаны казачки. Оружием им в основном служили серпы, вилы и косы. На казачек полковник Савельев возложил важные обязанности по поддержанию огня под котлами со смолой и кипятком, которые выливались на головы штурмующих. По преданию казачки не пожалели и только что сваренных праздничных щей. Они не боялись ни пуль, ни страшных криков, стреляли из ружей, косили косами, кидались в рукопашную, перетаскивали своими руками орудия с места на место.

Красноречивые сведения сохранились в рапорте моздокского коменданта в Кизляр, в котором указывалось, что не только казачьи жены, но и девки, показывали чудеса смелости и героизма, успевая стрелять до двадцати раз, выхватывать оружие у противника, бить и наваливаться на врагов в борьбе.

Яркую образную картину Наурского боя по фольклорным и документальным материалам изобразил известный российский художник-баталист Н. С. Самокиш в картине «Защита станицы Наурской», написанной в 1888 году для Музея Славы в Тифлисе.

Более двенадцати часов продолжался бой. Силы защитников таяли и были на исходе. Они надеялись на поддержку, но она все не приходила.

Командующий российскими войсками генерал де-Медем опасался оставить Моздокскую крепость, которой также угрожали отряды чеченцев и кумыков. Были перекрыты водные и сухопутные пути из Кизляра.

Правда, и наступающие понесли тяжелые потери и выбивались из сил. Защитникам станицы психологически помогли некрасовцы, сообщавшие на русском языке, что их враги ослабевают и вот-вот дрогнут. Была и Божья помощь. Перед позициями наступавших видели двух святых всадников на белых конях и в белых одеждах – апостолов Варфоломея и Варнаву, появившихся в день их памяти и сильно напугавших врагов.

К вечеру бой постепенно утих. На ситуации сказался и удачный выстрел казака Перепорха из пушки в шатер калги на кургане, в котором погиб любимый племянник крымского наместника. Шабаза-Гирея это сильно расстроило и, увидев в этом дурной знак, калга снял осаду со станицы.

Казаки и казачки праздновали великую победу. Разбитое вражеское войско еще раз было обстреляно из пушек у Моздока и вынуждено было уйти через Терек на р. Чегем, а позднее и на Кубань. Говорили, что и через десятки лет встречались горцы с обожженными лицами и плохо зажившими ранами. Казачки подсмеивались над ними, говоря, что они «ели казачьи щи под Науром». Многие женщины – участницы обороны, были награждены императрицей Екатериной IIспециальными медалями за турецкую войну 1768-1774 годов. И через 50 лет после события жили еще в терских станицах статные казачки, гордо носившие на груди эти заслуженные награды.

***

Эта яркая страница ратной славы казачек, послужившая основанием для установки праздника, была очень важной, но не единственной в богатой истории терцев и кубанцев. Напряженная ситуация на Кавказской линии заставляла казачек постоянно быть начеку и владеть оружием также, как и сельхозинвентарем или предметами домашнего обихода. Им не раз приходилось помогать строевым казакам и защищать самих себя в конце XVIII– XIXвеках. Это периодически случалось во время разразившейся в конце 1810-х — начале 1820-х годов Кавказской войны. Женщины обороняли не только станицы, но и обозы. Один из таких фактов имел место на Кубани в 1826 году, когда казачки отстояли екатеринодарский обоз от набега и были награждены за это пансионом и полным пайком. Две женщины при этом были ранены.

Яркий пример женской боевой удали был связан с Кисловодском. В сентябре 1836 года на курортное поселение совершил налет полуторатысячный отряд во главе с Али-Харцызом. Казачий пост у источника Нарзан был разорен и подожжен. На курорте возникла паника и замешательство. Солдаты на крепости никак не могли быстро организоваться и наладить стрельбу из пушек. И тут проявила смелость и решительность вдова бывшего командира Кисловодского кордона генерала С.Д. Мерлини.

Она вскочила на коня «по-казачьи» с шашкой и нагайкой, прискакала на крепость и смогла обеспечить выстрел из пушки по нападавшим, грубо обругав пожилого подпоручика гарнизонной артиллерии и дав ему правильные указания стрелять картечью. Залп напугал налетчиков, и они стали отходить от курортного поселения.

Происхождение Екатерины Ивановны Мерлини (1793-1858) нам точно не известно, но она явно обладала казачьими чертами характера и, возможно, в какой-то мере была казачкой по крови.

Немирные горцы часто совершали набеги на российские села и станицы не с целью овладения ими, а для разграбления и захвата пленников, которых можно было затем выгодно сбыть на невольничьих рынках турецко-крымским и персидским рабовладельцам. Поэтому во время вооруженных акций предпочтением для обращения в пленников пользовались молодые женщины и дети. Солдат, казаков и пожилых людей в таких ситуациях чаще убивали.

Казачки также оказывались в плену, но из-за строптивого характера с ними было много забот. Нередкими были случаи, когда казачки отбивались от своих похитителей или бежали из плена.

Известен случай с 16-летней лабинской казачкой Анной Сердюковой, которую пытались захватить в плен в 40-е годы XIXвека. Юная героиня, воспользовавшись кинжалом, шашкой и пистолетом похитителей, убила их и вернулась с трофеями в станицу. Анна была награждена лично кавказским наместником М.С. Воронцовым золотым браслетом, была представлена к золотой медали за храбрость на георгиевской ленте и получила пожизненный пансион в 50 рублей серебром в год. Аналогичные происшествия имели местно и в других станицах Кубани и Терека.

***

Впервые официально разрешенное привлечение женщин на службу в боевых условия в российской армии было связано с Крымской войной 1853-1856 годов, когда стали действовать подразделения сестер милосердия. Тогда официально служило около 150 женщин, среди которых были и представительницы Дона, Кубани и Терека.

Во второй половине XIXв. учащались случаи, когда казачки открыто обращались к атаманам с тем, чтобы те согласовали их призыв на военную службу. А еще раньше стали появляться смелые бойцы казачьих частей – переодетые в казаков женщины. Пример героини Отечественной войны 1812 года кавалерист-девицы Надежды Дуровой, служившей сначала в казачьем полку, был редким, но не единственным.

Пример сестры милосердия Даши Севастопольской воодушевлял все больше женщин на подобные подвиги во время русско-японской войны 1904-1905 гг., в которой, как известно, участие казаков Терека и Кубани было существенным и очень заметным.

В Первой мировой войне официально служили уже более трех тысяч женщин. Немало было и переодетых в мужчин героинь, а среди них — казачек. Несколько лет прослужила под видом казака уроженка кубанской станицы Роговской Елена Чоба. За это время она была награждена двумя Георгиевскими крестами 4-й и 3-й степени) и тремя медалями. Еще одна кубанская казачка Матвеева стала первым Георгиевским кавалером из женщин. В 1917 году был сформирован первый в истории женский батальон, возглавляемый поручиком георгиевским кавалером Марией Бочкаревой (Фрелковой).

Гражданская война вовлекла в участие в боевых действиях уже два с половиной десятка тысяч женщин. Много среди них по-прежнему было казачек. Нередко они оказывали по разные стороны фронта, страдали не меньше мужчин и гибли в горниле жестокого противоборства.

Мария Бочкарева возглавила на юге страны Добровольческий ударный батальон смерти Белой гвардии. Она нередко выступала с пламенными воззваниями к своим подчиненным, подчеркивая, что именно женщины должны послужить примером для утративших боевые качества мужчин. В 1920 году была арестована и расстреляна.

Традиции боевого духа казачек, нашедшие отклик и среди женщин иного социального и этнического происхождения, были востребованы в период Великой Отечественной войны. Цифры и факты участия женщин в этой войне очень впечатляющие. Только в Красной Армии, не считая Военно-морского флота, в 1943 году служило 348309, в 1944 году – 473040 и 1945 году – 463503 женщины. Конечно, не все из них находились на передовой линии фронтов, но таких служащих была большая часть из приведенных статистических данных. Женщины служили в частях ПВО, авиации, связи, медицинских подразделениях, даже в морской пехоте и, что для нас особенно важно – в кавалеристских казачьих частях. Немало было разведчиц, партизанок и подпольщиц. И среди них также были родовые казачки. В составе народных ополчений, формировавшихся на Ставрополье и Кубани в 1942 голу, состояло 106 тысяч женщин, или 20% от общего числа ополченцев. Они пополняли действующие части. В 17-ом казачьем кавалеристском корпусе, воевавшем на Кавказе, к примеру, служило 45 девушек – снайперов. 18 из них были отмечены орденом Славы III-ей степени…

На проводимых вот уже почти два десятилетия в Новопавловске и Иноземцево молодежных казачьих играх, особое внимание всегда привлекают юные лихие казачки, ничем не уступающие в боевой выучке и владении конем своим сверстникам – казачатам. Смотришь на них и думаешь – жив дух их далеких предков — защитниц Наура, других станиц, героинь многих войн нашего Отечества!

 

Сергей Савенко, директор Пятигорского краеведческого музея, кандидат исторических наук
Благословенный Кавказ

 

 

Похожие материалы

Центр Православной Молодежи КБР «Мир всем»

Центр Православной Молодежи КБР «Мир всем»



Православные казаки Кабардино-Балкарии


Православные казаки Кабардино-Балкарии



Храм Архангела Михаила станицы Солдатской


Храм Архангела Михаила станицы Солдатской


Православные храмы Кабардино-Балкарии

Кто на сайте

Сейчас 176 гостей онлайн
Просмотры материалов : 3101429
Яндекс.Метрика




Map
HitMeter - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика