Особенности жизни и воспитание детей в казачьих семьях (обряды, традиции и правила) PDF Печать E-mail
13.08.2014 22:53

Тема казачества мне очень близка, так как я живу в городе Ессентуки, на месте старой казачьей станицы. Все мои предки были терскими казаками. В детстве я много слышала от прадедушки, прабабушки об особенностях их казачьего воспитании, читала книги Краулова, братьев Гнеденко и др. Поэтому я и решила поделиться тем, что смогла узнать.

Когда речь заходит о казаках, сразу возникают споры, кто они такие? Одни предполагают, что это — народность, другие — особый образ жизни, третьи — национальность, четвертые — беглые крепостные и т.п. Давайте уточним!

До революции казаков было принято считать войском особого рода, в основном конным, которое отличалось от регулярной, то есть «правильной», кавалерии, тем, что казаки снаряжались за свой счет, а не за счет казны и воевали, используя особые тактические приемы. Долго бытовало мнение, что казачество сложилось на окраинах Московской Руси из беглых людей в XVI столетии, когда степи освободились от татар Золотой Орды. Никто не слушал возражение самих казаков, которые никогда не считали себя потомками беглых. Не слушали и ученые — и тех, кто занимаясь исследованием казачества, обнаруживал очень многое в культуре, быте, языке, чего никакие беглые занести в степи не могли. Это относилось к исследованиям археологов, антропологов, этнографов, историков и лингвистов.

Сейчас понемногу верх берет другая точка зрения, Которую я тоже разделяю. Она заключается в том, что казачество существовало значительно раньше, чем появились первые сведения о нем в русских летописях, что и сейчас потомки казаков — нынешние казаки — субэтнос. То есть, безусловно русские (хотя есть и потомки других народов, служивших в казачьих войсках), но вот влились они в состав России и в состав современного русского народа своим особым путем и даже сегодня, когда коренных казаков почти не осталось, составляют в нем русском народе особую частицу. Мало кто знает, что само понятие «казак» связанно с именем Ильи Муромца, ибо он был первым из русских богатырей, кто назвал себя казаком, и гордился этим званием.

Чтобы понять сущность казачества, особенности его образа жизни преданной службы царю и отечеству, воинской доблести и славы, необходимо вникнуть в систему воспитания детей казаков и прежде всего мальчиков. Формировать особый дух казачества начинали с младенчества. Обряды традиции, празднования особых жизненных событий, связанных со становлением характера казачонка, передавалось из поколения в поколения.

Итак, мальчика стригли первый раз, когда ему исполнятся год. Этот обряд описан в древнерусских летописях как великокняжеский, и неизвестно, пришел ли он на Русь из степи или в степь от Руси. А может, он был общим для всех дружинников — и степняков, и славян и варягов. Но у казаков он сохранился до наших дней. Подстриженного мальчонку женщины передавали мужчинам, и те несли его к церкви. Там его ждал неоседланный конь. Казачонка сажали верхом на коня на расстеленный шелковый платок (в которые потом заворачивали первые волосы) и гадали, как он будет себя вести, по малейшим приметам стараясь угадать судьбу будущего воина. Схватиться за гриву — будет жив. Заплачет, повалиться с коня — быть убитому. Коня обводили вокруг церкви. Потом отец брал его на руки, а крестный надевал на них обоих портупею так, чтобы издали казалось: идет по улице казак при шашке. Крестная снимала с отца и сына шашку со словами: «Возьми, крестный шашку, нашему казаку еще расти нужно. Сохраняя ее до срока». Крестный принимал оружие, хранил его и вручал крестнику в семнадцать лет, после того как малолетку приписывали к полку. Он же, крестный, обучал церковным обычаям, но и в большей степени всем видам воинского искусства. Считалось, что отец может быть излишне строг или чрезмерно мягок — поскольку это его плоть и кровь, а крестный — духовный отец — будет и строг, и справедлив.

Как правило, лет с трех-пяти казачонка уже приучали к верховой езде. Обучение было тяжелым и постоянным. Стрелять учили с семи лет, рубить шашкой — с десяти. Сначала пускали тонкой струйкой воду и «ставили руку», чтобы клинок шел под правильным углом и резал воду, не оставляя брызг. Потом учили «рубить лозу», сидя на коновязи — на бревне, и только потом на боевом коне, по-боевому, по-строевому оседланном. Рукопашному бою учили с трех лет, передавая особые, в каждом роду хранившиеся приемы. С пяти лет мальчишки работали с родителями в поле: погоняли волов на пахоте, пасли овец и другой скот. Оставалось и время для игр. И крестный, и атаман, и старики следили, чтоб мальчонку «не заездили», чтоб играть позволяли. Но сами игры были такими, что в них казак обучался либо работе, либо воинскому искусству. В семи лет мальчонку стригли ритуально во второй раз. Бритоголовым он шел к первой исповеди. С этой минуты мальчика могли наказывать только мужчины (или, если отец погиб или умер, только мать). Женщины не имели право вмешиваться в его воспитание. А когда старшие уезжали из дома, он оставался за хозяина. «Смотри, — говорил отец, — на тебе дом и женщины. Доглядай хозяйство». И если поначалу это могло восприниматься не совсем серьезно, то в десять казачонок уже полностью понимал меру ответственности и действительно был опорой дома и семьи.

С раннего возраста казачонок осознавал себя частью станичного общества. Предания донесли до нас известия о том, что на всех старинных казачьих войсковых кругах обязательно были смышленые казачата. Разумеется, они не принимали участия в спорах казаков, у них была другая задача — слушать и запоминать. Так народ сохранял свою историю. Бывали старики, которые с поразительной точностью рассказывали о событиях вековой давности, и на вопрос, откуда ему это известно, старик отвечал кратко и просто: «Я там был!». Но самой главной задачей казачонка была всегда учеба. Особым уважением пользовались школяры. Ими гордились в семьях, они вели себя на улице солидно и достойно. Те, кому посчастливилось учиться в кадетском казачьем корпусе или в гимназии, были известны по имени всем жителям станицы или хутора. Их приглашал в правление и поздравляли с каникулами атаман. Студентов и юнкеров даже старики звали по имени — отчеству…

Но кроме этого каждый казачонок ежедневно учился работать, перенимал мастерство от старших. С весны до осени казачата, как правило, жили в степи при отарах или на бахчах со стариками. И здесь учеба не прекращалась ни на один день. Казачат учили — стрелять, скакать на коне, рубить шашкой, бороться. Сыновьям казачьих офицеров времени на детские игры отпускалось меньше, чем сыновьям простых казаков. Как правило, с пяти — семилетнего возраста отцы забирали их в сменные сотни, полки и увозили с собой на службу, часто и на войну

Воспитание девочки в казачьей семье очень сильно отличалось от воспитания мальчика, потому что у них было другое предназначение: стать хорошей хозяйкой, многодетной матерью, верной женой и помощницей в жизни, крепким тылом воина — казака Рождение девочки не праздновали так широко, как рождение мальчика, при известии о ее рождении не грохотали выстрелы. Однако появление на свет девочки тоже было радостью — тихой, домашней, овеянной легендами и молитвами. Если мальчика постоянно настраивали на то, что он должен быть первым, быть на людях, постоянно соревноваться, то девочке внушалось, что самое главное — спокойная душа и чистое сердце, а счастье — крепкая семья и честно заработанный достаток, хотя жизнь казачки была полна великих тревог, а трудов и стараний в ней было не меньше, а то и больше, чем в жизни казака.

Девочки начинали работать с детства. Таскаясь «хвостиком» за матерью по дому, они участвовали во всех работах: стирали, мыли полы, ставили заплатки, пришивали пуговицы. С пяти лет учились вышивать, шить, вязать на спицах и крючком — это умела каждая казачка. Была и особенная работа — нянчить младших! Трехлетнего брата могла нянчить пятилетняя сестра, а трехлетняя — годовалого. Пятилеток — то уже в няньки людям отдавали. Трудовая жизнь начиналась рано. К братьям девочки относились с огромным уважением. И не зря: случалось, что пятилетние братья уходили с отцами в военные походы. И возвращались домой через десяток лет закаленными бойцами. Труд не исключал радости и веселья: девочки и пели, и плясали, а обучали их этому старшие женщины. Но росла девочка с главной мыслью, что она будущая хозяйка и мать, — этому было подчинено все ее воспитание.

Замуж в те времена выдавали рано, а замужеству еще предшествовало сватовство. Казаки народ гордый, горячий, вооруженный. Поэтому во всех обычаях были очень сдержанны и боялись обидеть друг друга. Даже отказ сватам давался так, чтобы не оскорбить людей. Молодой казак будущую суженую мог увидеть в поле на работе, в церкви, но всегда под присмотром старших; он мог и вообще ее никогда не видеть — просто старшие решили его женить.

Казачки Великой степи наследовали традиции народов, живших там прежде, а у степных народов женщина всегда обладала значительной свободой, без которой в степи не прожить. Даже сегодня во многих домашних обычаях казаков и женских характерах, в семейных взаимоотношениях можно увидеть пережитки господствовавшего когда-то в степи матриархата. Большая часть юридических прав в станичном обществе принадлежала не казаку, а казачке. Она наследовала имущество. Она полностью верховодила в доме. Казак, приезжавший со службы, чувствовал себя скорее гостем, чем хозяином, и в домашние подробности не входил, считая это унижением своего воинского и мужского достоинства. Считалось, что дети принадлежат отцу, хотя полной властью даже над взрослыми сыновьями обладала мать. Женщина — мать, женщина — вдова получала от станичного общества материальную поддержку и была социально защищена еще в те далекие годы, когда ни в одной развитой европейской стране об этом и не промышляли. Ни о какой дискриминации не могло быть и речи.

Фактически не дети казака, а дети казачки были беспрекословно признаваемыми членами станичного общества, что было зафиксировано даже в российских законах. Так, при отсутствии мужа родившиеся «у вдов и девок дети считались казаками». В казачке с детства воспитывали сознание того, что она будет главой дома и на ней будет держаться не только хозяйство, но и станичная мораль и обычаи. Поэтому и звалась она гордой казачкой, что велик был груз ответственности за все казачество, лежавший на ее плечах и носимый ею с достоинством.

В домашнем быту казаков все работы исполняла женщина, с придачей в помощь ей работника. Казак же знал только служебные наряды да походы, знал одни побежки, то на тревогу около своих городков, то на подмогу какому-нибудь кабардинскому князю, затевавшему усобицу; еще по душе ему были ночные наезды под ногайские табуны, а в ину пору молодецкие поиски на Синее море. Тут уж терцы давали уряд.

Во времена затишья казаки ходили в «гульбу», т.е. травит зверя или стрелять птиц. Около гребенских городков, в лесах, водились дикие кабаны, козы, кошки; там переплетали с ветки на ветку терские фазаны, плодились журавли с двумя хохликами и разная другая мелкая птица. С особенной охотой казаки ходили по наряду в кабардинские горы бить оленей и горных козлов, которых доставляли к царскому столу. Оставаясь дома, казаков досужее время ладил плетень, чистил ружье, вязал уздечку.

Всем остальным делом, включая заботу о коне, заправляла казачка. Она седлала коня, подводила его мужу, по возвращении из похода она же первая с низким поклоном его встречала, водила коня по двору и снимала седло; но горе казаку, если его саквы оказались пусты. Кроме золота, дорогих шалей и бархата, донцы привозили и пленных. Их обычно потом обменивали на православных у азовских турок. За пашей азовцы платили по 30 тысяч золотых и более, смотря по знатности.

Казачество — это исключительное явление русской истории и русского народа. Оно возникло на рубежах русской земли, как естественное явление в силу самозащиты русских племен от нападения соседних степных воинственных народов. Доблесть и достоинство казаков проявлялось издревле, когда они, проживая на приграничной с Русью территории, постоянно вступали в вооруженные столкновения с соседними племенами и государствами, отражая набеги их войск, и сами совершали походы с целью захвата трофеев. Первоклассная казачья боевая сила на границах была всегда подготовленной и высоко дисциплинированной, потому что военное мастерство, казаки постигали с детства, и служили все из одной станицы. Сила эта была непобедимой. Находясь на царской службе, казаки принимали участие во всех войнах, которые вела Россия. Верность казаков своему отечеству, присяге и воинскому долгу была всегда непоколебима.

 

Ангелина Усс,
выпускница воскресной школы храма Успения Божией Матери станицы Ессентукской,
студентка первого курса РГЭУ «РИНХ»
Благословенный Кавказ

 

 


Похожие материалы

Православные храмы Кабардино-Балкарии

Кто на сайте

Сейчас 77 гостей онлайн
Просмотры материалов : 2003192
Яндекс.Метрика




Map
HitMeter - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика